Дориат. Ограждённый лес.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дориат. Ограждённый лес. » Лэ о Лэйтиан » Нарготронд. Изгнание феанорингов.


Нарготронд. Изгнание феанорингов.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Название эпизода - Изгнание феанорингов из Нарготронда
2. Участники - Келегорм, Куруфин, Тьелпэкормо, Артаресто, народ Нарготронда и дружина феанорингов (нпс и по желанию.)
3. Год - 465.
4. Место - Нарготронд.
5. Событие - Изгнание феанорингов (Куруфина и Келегорма) из Нарготронда, отречение Тьелпэкормо от Куруфина и всей их дружины также.

0

2

Куруфин был мрачен. Мрачен и впервые за долгое время растерян.
День не задался с самого утра. Он был в мастерской с вечера, украв для сна лишь пару часов на рассвете, и это казалось достаточным. Было достаточным раньше. А теперь... Задумка сделать кинжал острее успехом не увенчалась, когда гравировку делал - и то рука дрогнула. А теперь ещё и эти хмурые взгляды..
- Ты что-то хочешь мне сказать? - спокойным и тихим, словно приближающаяся гроза голосом молвил Куруфин, глядя в глаза стоящему у колонны верному.
- Нет, лорд Куруфин, - покачал головой Галафин, почему-то отводя взгляд и произнося имя лорда на синдарский манер.
Атаринке лишь коротко выдохнул, едва сдерживаясь, чтоб не отвесить мальчишке затрещину, растянул губы в подобии улыбки и пошел дальше. Точеные колонны, резные каменные перила, ступеньки уходящих вверх и вниз лестниц, чудные канделябры в неглубоких нишах стен, украшенных барельефами и гобеленами, сотканными нарготрондскими мастерицами. А вот ещё один - этот, похоже, привезен из самого Валинора. Всё в белых, серых, каменных, тонах и отливает каким-то перламутром.
- Келегорм! - громко позвал он, распахивая перед собою двери. Деревянные створки легко пошли в стороны, пропуская злого эльфа в помещение. - Туркафинвэ!
Он обшарил глазами представшую перед ним пустую залу и, чертыхнувшись, пошел дальше. Кинжал, узор, теперь ещё и коридором ошибся. А хуже всего то, что он не мог найти ни Тьелпэкормо (куда он запропастился, когда так нужен!?), ни Тьелкормо. Они словно в воду канули. Более поговорить было не с кем, Куруфин отвык доверять кому-то, не принадлежащему к семье лордов Первого дома. А Артаресто он в расчет никогда не брал.
А дело всё больше пахло паленым. К злым взглядам синдар сын Феанора давно привык. Их с братом здесь не слишком то любили, особенно после того, как Финрод, сын Финарфина, ушел во Тьму, влекомый клятвой этому оборванцу, пройдохе и разбойнику Берену. Но теперь, когда слухи о сложных отношениях сыновей Феанора и дориатской принцессы вовсю проносились по светлым землям, будто ветром несомые (и это вполне могло быть и так, хотя Куруфин искренне сомневался, что Владыка Ветров станет заморачиваться таким мелким пакостничеством)...
Курво сжал кулаки. До сих пор его душила злость на этого человека.
- Смертный! Она предпочла смертного моему брату! Но разве может быть так, что Эру замыслил ей в мужья не благородного лорда нолдор Первого дома, но последыша...
- Лорд Куруфинвэ! - оклик сзади заставил Куруфина медленно остановиться, а затем так же медленно обернуться.
- Тирисин? - несколько издевательски переспросил он. - У тебя что-то есть ко мне?
- Нет.. Да.. Да, есть! - краска спала с лица молодого нолдо, сына одного из самых преданных некогда Верных, ныне убитого в стычке с орками. - Лорд Куруфин, быть может, я слишком... слишком прямо.. и так нельзя, но.. вы знаете, по Нарготронду ходят слухи. Слухи о вас и принцессе Лютиэн... И они недобрые.
- И что ты хочешь от меня? - немного помолчав, устало спросил Атаринке.
- Я? Хочу? - немного глупо пробормотал Тирисин. Было видно, как тяжело ему давалось это - разговор с грозным и яростным феанорингом. - Я...
- Я, я! - скривился Курво, - Рукоятка от меча. Ты хочешь, чтоб я опроверг их, не так ли?
Понуро опущенная голова была ему ответом. Куруфин отвернулся, зло кусая губы.
- Турко!

З.ы. Тирисин юзабелен. Юзайте на здоровье.

Отредактировано Куруфин (2010-11-25 22:10:12)

+2

3

За день до этого Келегорм вернулся с охоты и устал как собака. Поэтому, приведя себя в относительный порядок он, завалился спать, наказав слуге никого к нему не пускать. Тот, совершенно четко понял указание, и сон лорда Первого дома никто не нарушал... до тех пор пока в грезы не ворвался голос братца:
- Турко!
К-курво, чтоб тебя! Какого орка? - возмущенно буркнул феаноринг, приоткрыв один глаз и воззрившись на окружающий мир. Увиденное положительных эмоций не вызывало, как и тон брата.
Вздохнув и выкопавшись из под покрывала, Келегорм встал и ополоснул лицо холодной водой из стоявшего недалеко от кровати умывальника, накинул верхнюю одежду и подавив зевок, вышел в зал.
Картина была еще той.
Курво стоял посреди зала с недовольным выражением лица. Поодаль от него находился Тирисин, Верный, которого, судя по выражению лица сейчас отчитали или ... в общем, его сейчас никак нельзя было назвать умирающим от радости...
По ходу, возможно я знаю, что он такое ляпнул брату, что тот выглядит сейчас злее дюжины барлогов... Слухи. Слухи про нас... точнее меня и принцессу Лютиэнь. Тирисин и до него пытался донести, что что-то творится не то, но третий сын Феанора никогда слухами не интересовался и отмахнувшись от Верного, ускакал на ту самую охоту, отоспаться после которой ему не дали. Курво видимо оказался внимательнее.
И кто же тебе мой драгоценный брат, на хвост с утра пораньше наступил? - ехидно поинтересовался Тьелкормо, глядя на рассерженного Атаринке.

Тьелпэ.

Тьелпэ шел по коридорам, разглядывая висящие на стенах гобелены как в первый раз, восхищаясь работой создавших их тружениц. В каждый узелок на ткани была вложена кроме мастерства еще и любовь их создательниц к миру. Поэтому изображения казались почти живыми. Казалось, еще секунда и олень сойдет с ткани и поскачет по каменному коридору, а капля росы скатится с травинки, намочив руку. Эльф вздохнул, проведя кончиками пальцев по гобелену, и  отправился дальше по коридору. Тяжелые мысли опять вернулись, как будто и не было той кратковременной передышки.
Тьелпэ совершенно искренне считал, что его родичи неправильно поступили в случае с Дориатской принцессой. Он никому об этом не говорил, кроме одной единственной попытки намекнуть отцу, но видимо, намек оказался слишком туманным.  Нолдо был целиком и полностью на стороне девушки, сам он никого не любил, но считал что никто не имеет права мешать влюбленным, даже пусть она любит какого-то адана. Это ее выбор. Адан правда потомку Феанора не понравился, какой-то он был облезлый, да и ситуация, сложившаяся вокруг него и Финдарато напрягала нолдо. Он больше уважал Лютиэнь, ибо она шла, ведомая силой своего чувства, не требуя ни от кого помощи... В отличие от Берена, прибежавшего к Артафиндэ... И не выйдет из этого ничего хорошего...
Дурные предчувствия забили голову, да и окружающие эльфы упорно шарахались и не желали общаться с представителем Первого Дома.
Уже из - за поворота он услышал раздраженный голос отца, и еще чей-то, видимо верного. Тем временем коридор кончился и открылась зала, в которую одновременно с ним шагнул зевающий Келегорм.
Тьелпэ еще раз взглянул на Атаринкэ, на Тьелкормо, и попытался сделать вид, что его здесь нет. Ибо отец находился кажется в одном из своих периодических приступов гнева.

+1

4

Куруфин замер, оглядывая вошедших. Злость и раздражительность, что словно балрожий кнут подстегивали его последние пару часов, сменились зудящей и нарывающей колотой раной - спокойствием. Но не стоит обольщаться - ничего хорошего в этом затишье перед бурей не было.
Просто разом как то стало все предельно четко и ясно, хотя сам Куруфин ещё не до конца осознавал, что же именно... И почему так странно смотрит Келебримбор? Где видел он этот взгляд...?
Куруфинвэ перевел взгляд на застывшего бледным изваянием Тирисина. Звенящая тишина окутала зал. Хотелось разорвать её, нарушить молчание, развеять это странное и - страшное - наваждение. Эльф поджал тонкие, словно нити, губы, и медленно, даже нехотя произнес:
- На хвост наступил, спрашиваешь?
- слова словно гладкие камушки гальки упали на гранитные плиты пола, - Нет, брат, всё намного серьезнее. Может быть, ты и не замечал, но..
Тут он замолчал, внимательно глядя на Келебримбора.
Сын мой.. ты тоже - осуждаешь?
- Тириин..Не как лорд, но как друг отца твоего, прошу, ответь.. не просто так смущен ты и прячешь взгляд, ведь так? И не ты один, я видел.. уже многие дни вижу. Слышу! Те слухи, что пронеслись по миру о.. о нас и дочери Тингола. Они смутили тебя? Как и многих остальных!
Он горько усмехнулся, покачав головой. Ему не требовалось ответа.
- Турко... как думаешь ты, что стоит за этим? - он кивком указал на Тирисина, сухо вздыхая и изгибая губы в едва заметной усмешке.
Ородред! Разве мог бы ты.. нет! Ты всегда был спокоен и тих, как и отец твой - Финарфин! Ты не мог.. а впрочем, разве можно доверять кому-то в эти времена? Быть может, что, как брат, он любит этих смертных и во всем желает угодить им, и Валарам?! О, будь ты проклят, смертный бродяга! Ты, и пославший тебя Моргот! Лишь беды принес ты своим уществованием! Горести и печали... как бы я хотел напоить клинок твоей кровью, презренный!
Злость снова начала разгораться в душе феаноринга, мягкими лапками пробуя на прочность оковы спокойтвия и самоконтроля. Курво устало прислонился спиной к колонне, опуская взгляд. Перед глазами заплясали узоры искусной резьбы, покрывающей пол. Казалось, золотистые прожилки сами собой, живые, проникли в белый камень мрамора, испещрив его дорожками. Икусник давно заметил - камень дарует ищущему свою силу, спокойствие и уверенность. Стоит лишь внимательнее присмотреться, заметить в обычном - необычное. Терпение и выдержка..

+1

5

- На хвост наступил, спрашиваешь? Нет, брат, всё намного серьезнее. Может быть, ты и не замечал, но.. - Курво сделал многозначительную паузу. Слишком многозначительную.
- Турко... как думаешь ты, что стоит за этим?
Да... так я и знал... эта ситуация с Лютиэнь, в которой я оказался таким идиотом...- Келегорм едва слышно скрипнул зубами.
Но кто же знал, что она уйдет за этим проходимцем, что Финдарато уйдет за ним... И что она выберет этого грязного оборванца-однодневку, что предпочтет его принцу нолдор, сыну Феанора - гордость и обида переполняли феаноринга, да тут еще и арфинги, шушукающиеся по углам, и еще брат тоже... И сын его, племянничек, сохраняющий нейтрально-вежливое выражение лица, но что-то в глазах не то.
Да, я понял, что ты хочешь сказать. И мне даже есть что сказать тоже. Но наедине. - и третий сын Феанора покосился на присутствующих в зале. Может дойдет, что не рад он их видеть. 
Да и думаю, что сын твой всего случившегося не одобряет. - это по осанвэ, хотя взгляд, может уже казался слишком красноречивым. Уж слишком нейтральный вид у Тьелпэ, слишком незаметный и ничего не выражающий.
Рука по привычке опустилась к ноге, где должен был сидеть Хуан, никогда не оставлявший хозяина. Но нет его,  пес - предатель, выбрал другую сторону. Жаль. Он был давним и хорошим другом. И перестал быть им так быстро, предпочтя его другим хозяевам... сделать вид что поправляет деталь наборного пояса, не должно сожалеть о изменнике.
Опереться рукой о колонну, убрать мешающие волосы с лица, и еще раз посмотреть на нежелательное лицо, Тирсина, даже равнодушный Тьелпэ, молчаливо-неодобрительный так не мешает, все-таки родная кровь. А этот - просто один из окружающих... 

Тьелпэ.

Сегодня допишу...Чуточку позже

+1


Вы здесь » Дориат. Ограждённый лес. » Лэ о Лэйтиан » Нарготронд. Изгнание феанорингов.